Пятый боевой поход подводной лодки стал первым, где командование русского флота решилось использовать подводные лодки как наступательное оружие. Утром (7) сентября 1914 года «Акула» вышла с рейда Векшер и направилась на позицию к весту от Дагерорта. Приказом подводной лодке предписывалось до темноты находиться на позиции, а после этого было разрешено действовать по собственному усмотрению. «Акула» честно провела время до темноты на позиции, так никого и не увидев. С наступлением темноты командир лодки принял решение перейти к берегам Швеции в надежде встретить там противника. Пройдя около 60 миль на вест, подводная лодка в 00.20 (8) сентября 1914 года обнаружила на расстоянии 4-6 каб. идущий на пересечку её курса крейсер. Не имея возможности атаковать, лодка переложила руль вправо до упора, чтобы лечь на параллельный курс, после чего погрузилась на глубину 24-27 метров. Во время погружения крейсер заметил подводную лодку сделал по ней 1 выстрел, который в лодку не попал, и пытался таранить, пройдя над лодкой. Во время уклонения от атаки «Акула» не получила никаких повреждений. Пройдя под водой около 1 часа, «Акула» всплыла и снова пошла в надводном положении на вест. В 04.05 сигнальщики обнаружила идущие на подводную лодку 2 миноносца на дистанции 1-2 кабельтов с правого борта лодки. «Акула» стала срочно погружаться, выполняя уклонение от тарана разворотом. Миноносцы начали охватывать лодку с кормы и левого борта, стремительно приближаясь к ней. Во время погружения на циркуляции в 04.05 подводная лодка выпустила прицельно 1 торпеду по миноносцу с дистанции 0,5-1 каб. Торпеда прошла мимо цели. После погружения подводная лодка 2 часа уклонялась на глубине и только потом вернулась на перископную глубину. Осмотром в перископ были обнаружены 2 миноносца на дистанции 10-12 каб. Почти сразу оба миноносца открыли артиллерийский огонь по перископу, и лодка снова ушла в глубину, измерив курс на норд. Пройдя ещё 5 часов на глубине, лодка всплыла в 11.10 и начала зарядку изменив курс на 70 градусов. В 16.00 на левом траверзе был обнаружен германский крейсер на дистанции 80-90 каб. Атаковать крейсер не представлялось возможным и потому лодка снова погрузилась. Вскоре лодка всплыла и продолжила зарядку идя курсом 70 градусов. К ночи подводная лодки пришла к банке Олег и провела ночь в её районе в позиционном положении. 9 сентября «Акула» пошла на ост в сторону русского побережья и в районе маяка Бенгтшер была обнаружена русскими миноносцами, которые приняли её за германскую подводную лодку и бросились в атаку. Сама «Акула» также опознала миноносцы как германские и срочно погрузилась, уклонившись от миноносцев. После этого она шла на ост в течении 3 часов, после чего обнаружила идущую российскую эскадру. После опознавания кораблей как своих «Акула» всплыла и обменялась опознавательными. Вскоре после этого подводная лодка получила приказ возвращаться в Моонзунд и пришла туда (9) сентября в 20.00. Это был первый боевой поход российской подводной лодки, выполненный для поиска противника и его атаки подводной лодкой. Этот поход также привёл к первой атаке противника российской подводной лодкой.

«...25 августа (7 сентября) в 05.30 бригада вновь вышла на позицию. В 10. 30 «Акула», стоя на позиции, приняла радио начальника бригады с приказанием идти на разведку в Балтийское море и действовать по усмотрению. В 11 ч. утра начальник бригады, подойдя на миноносце «Молодецкий», дал последние инструкции, после чего «Акула» под бортовыми дизель-моторами пошла по назначению. В 16 ч. лодка прошла завесу дозорных крейсеров и около 19 ч. прибыла в назначенный квадрат. Неприятеля видно не было. Состояние моря было четыре балла, ветер — два балла, зюйд-вестовая часть горизонта — в легкой мгле. Ввиду скорого наступления темноты командир решил подойти ближе к шведскому берегу, где предполагал, не тревожимый противником, произвести зарядку аккумуляторов, а в 4 ч. утра вернуться на свое место.

26 августа (8 сентября) в 00.20 в темной части горизонта на расстоянии 4-6 кабельтовых обнаружили шедший на пересечку неприятельский крейсер. Из-за волны «Акула» шла в полном надводном положении и на ее погружение требовалось три минуты. Оба дизель-мотора были немедленно остановлены, руль положен право на борт, чтобы лечь на параллельный курс и тем оттянуть время столкновения, электромотору дан полный ход вперед — и начали погружение. Благодаря данной отрицательной плавучести «Акула» быстро ушла на глубину 80-90 футов, причем крейсер прошел над ней (позади рубки) и шум его винтов был отчетливо слышен, кроме того, по лодке успели сделать один выстрел из орудия. Взяв курс норд-вест 60 градусов шли до 1 ч. 10 м. ночи, причем обнаружилось, что сальник среднего гребного вала  пропускает воду, уменьшавшую плавучесть лодки, затруднявшую управление и грозившую подмочить электромотор. В 1 ч. 30 м. ночи «Акула» всплыла, и средний дизель-мотор пустили на зарядку аккумуляторов. В 2 ч. ночи дали ход бортовыми дизелями и пошли на вест в надежде уйти подальше от путей противника и там спокойно закончить зарядку батареи.

В 4 ч. 05 м. утра увидели два германских миноносца, шедших справа контр-курсом в расстоянии 1-2 кабельтовых. Застопорив дизеля, начали погружение, — миноносцы, охватывая лодку с кормы и левого борта, бросились в атаку. Погружаясь, «Акула» успела развернуться и выстрелить миной из кормового аппарата с расстояния 1-1,5 кабельтова, что заставило немецкие миноносцы отойти и временно отказаться от таранного удара. Придя на глубину 45 футов, дали самый малый ход и легли на ост. С тех пор миноносцы не выпускали «Акулу» из виду, так как благодаря наступившей штилевой погоде за ней тянулся  масляный след, точно указывавший направление движения лодки под водой. Масляная же дорожка получалась от того, что вместе с водою выкачивалось из трюма машинное масло, стекавшее туда из подшипников. Лодка, не показываясь на поверхность, меняла курс и, несмотря на это, каждый раз подымая перископ, всегда находила за кормой оба неприятельских миноносца, шедших ей в кильватер.

В 6 ч. 05 м. утра, когда показалось, что преследователи потеряли лодку из виду, «Акула» начала всплывать, но в 10-12 кабельтовых за кормой обнаружила те же миноносцы, открывшие огонь. Снова пришлось уходить на глубину и менять курс на норд-ост 10 градусов. Долго личный состав ломал голову, отыскивая причины, казалось бы, непонятного явления и уже отчаиваясь в благополучном исходе похода, когда сообразили, что всему виной должно быть машинное масло и если прекратить на время выкачивать воду из трюма, то, вероятно, удастся уничтожить предательский след. Так оно и вышло. Рискуя подмочить электромотор и, потеряв плавучесть, уйти на дно, застопорили помпу, изменили курс и шли до 11 ч. 10 м. утра, когда, наконец, избавились от преследования и всплыли на поверхность после семичасового хода под водой, имея почти разряженную батарею аккумуляторов. Сейчас же приступили к зарядке батареи, а через двадцать минут дали ход и легли на норд-ост 70 градусов. В 16 ч. на расстоянии 8-9 миль видели слева по траверзу германский двухтрубный крейсер типа «Нимфа» — «Амазоне», шедший на зюйд-вест 10-20 градусов со скоростью 18-20 узлов. «Акула» погрузилась, а когда крейсер скрылся, пошла тем же курсом, продолжая зарядку аккумуляторов. Пользуясь тихой погодой, держались в крейсерском положении, причем в норд-вестовой части горизонта виднелись подозрительные дымки, постепенно удалявшиеся на юг. В 16 ч. 35 м. изменили курс на банку Олег и, придя сюда в 20 ч. 50 м., остались на ночевку.

27 августа (9 сентября) в 4 ч. 20 м. утра дали ход и легли на ост. В 5 ч. 30 м., находясь на курсе зюйд-вест 45 градусов, в восьми милях от маяка Богшер заметили, что бывшие на горизонте миноносцы повернули на лодку и прибавили ход. Считая миноносцы за неприятельские, командир «Акулы» капитан 2 ранга С. Н. Власьев подпустил их на 40-50 кабельтовых, после чего ушел под воду, причем были слышны два удара, похожие на разрывы снарядов, но места их падения не видал. Придя на глубину 40 футов, легли на ост и шли самым малым ходом, все время видя на норд-весте дымки миноносцев. В 8 ч. 40 м. утра, придя на глубину 25 футов, Сергей Николаевич увидел нашу эскадру, шедшую с тралами на вест. Продув одновременно воду из всех цистерн, «Акула» выскочила на поверхность. Подошедший миноносец «Новик» передал приказание командующего флотом идти на соединение с бригадой подводных лодок. Сообщив на миноносец о встречах с неприятелем, С. Н. Власьев направился к банке Аякс, но, подходя к банке Сандхара, получил радио начальника бригады идти в Моонзунд, куда «Акула» прибыла в 20 ч. того же 27 августа. Несмотря на скудость доставленных сведений, поход явился проверкой подготовки личного состава подводного плавания, оказавшейся выше всякой похвалы...»

 

Схема: «Акула» на разведку 25-27 августа 1914 г. (из книги В.А. Меркушова)

Схема: «Акула» на разведку 25-27 августа 1914 г. (из книги В.А. Меркушова)

 


Пояснения к географическим названиям

Олег, банка (мель), Финский залив, Балтийское море

Бенгшер (Бенгтшер), остров, Финский залив, Балтийское море

Моонзунд (ныне Муху-Вяйн), пролив, Балтийское море

Богшер, маяк, Або-Аландские шхеры, Балтийское море (ныне Богашер, створные знаки)

Аякс, банка, Финский залив, Балтийское море

Сандхара (ныне вероятно Сундхарун), остров, Финский залив, Балтийское море

 

«...9 (22) сентября германский флот приступил к демонстративным действиям у Курляндского побережья, носящим характер приготовления к высадке десанта. Для предупреждения высадки десанта у Виндавы, туда была послана подводная лодка «Акула», которая вместе с канонерской лодкой «Храбрый» вышла в Рижский залив и ночевала, стоя у маяка Домеснес. На следующее утро «Акула» вышла в Балтийское море. 11 (24) сентября, никого не найдя, «Акула» вернулась в Моонзунд...»

В свой шестой боевой поход «Акула» вышла (9) октября 1914 года. После сообщений о появлении в Оландсгафе большого количества германских кораблей командование решило выслать в море группу подводных лодок для атак этих кораблей. И «Акула» рано утром ушла в море. Задачей «Акулы» было патрулирование возле Дагерорта. Но на выходе из пролива Соэлозунд «Акула» села на мель в темноте. Впрочем, подводная лодка быстро снялась самостоятельно и продолжила боевой поход, уйдя к Дагерорту. Поход ничем не отличался от большинства других. Никого подводная лодка не видела и вернулась в базу (10) октября 1914 года. После этого «Акула» снова встала в ремонт для подготовки к крупной операции по обстрелу крейсерами при поддержке линкоров и подводных лодок германских позиций сухопутных войск. Но в конце октября командование российской 6 армии отказалось от этой операции. В общем, после ряда согласований она так и не состоялась. После отмены операции флота лодка встала в сухой док на ремонт.

«...26 сентября (9 октября)  «Акула» вышла утром из Моонзунда, но в тумане села на мель на банке Некмангрунд. «Акула» быстро снялась и, став на бакштов подошедшего миноносца «Страшный», занялась выяснением характера полученных повреждений.

30 сентября (13 октября) в Адмиралтейский бассейн Ревеля вошла «Акула», которая 29 сентября (12 октября) в сопровождении транспорта «Хабаровск» вышла из Моонзунда для ремонта и, проведя ночь в Балтийском Порту, так и не видев германской подводной лодки потопившей крейсер «Паллада», пришла в Ревель. Стоянка на мели на банке Некмангрунд стоила лодке вмятины на корпусе против средней цистерны, причем сломано три шпангоута, погнуто ограждение среднего винта, заклинившее винт, а потому ходить под водой было невозможно. Таким образом, в конце сентября весь 1-й дивизион подводных лодок Балтийского моря («Акула», «Минога», «Макрель», «Окунь») оказался выведенным из строя и чинился в ревельском порту. 5 (18) октября «Акула» вошла в док для ремонта корпуса, и 14 (27) октября покинула его.

26 октября (8 ноября) экипаж «Акулы» закончил работы по ремонту и проверив их погружением на большую глубину, сообщил о готовности  к походу.

30 октября (12 ноября) «Акула» вместе с ПЛ «Дракон» вышли из Ревеля. 31 октября (13 ноября) «Акула» после ночевки у Тахконы перешла к Нижнему Дагерорту. 2 (15) ноября в 06.45 «Дракон» и «Акула» снялись с якоря у Нижнего Дагерорта и пошли по назначению: первый — в Утэ, а вторая — на поиск к Данцигу. Из-за большого волнения «Дракона» клало на борт на сорок пять градусов, и в 7 ч. 45 м. утра он вынужден был повернуть обратно. Перед поворотом видели на норд-ост «Акулу», которая, приняв «Дракона» за германскую подводную лодку, срочно погрузилась, причем ввиду малой глубины коснулась грунта, погнув ограждение среднего винта, который заклинило. Так как для подводного хода нужен средний винт, поход к Данцигу пришлось отложить и идти в Ревель для ремонта. Куда она пришла 3 (16) ноября4 (17) ноября лодка была поднята на плавучий док для исправления ограждения среднего винта, погнутого при погружении 2 ноября у Дагерорта. На следующий день она сошла с дока и стала готовиться к походу. Раньше, чем исполнить приказание идти к Данцигу, продержаться перед ним двое суток и, если атаковать никого не удастся, постараться обнаружить свое присутствие, пришлось подумать, каким образом увеличить запас смазочного масла. Дело в том, что из-за большего расхода, чем рассчитывали строители, масла хватало только на половину района плавания на поверхности, и его запас не соответствовал запасу топлива. Вопрос решили путем погрузки добавочного масла в концевые цистерны с тем, чтобы по мере расхода доливать его в специальную масляную цистерну, находящуюся внутри лодки. Присутствие наглухо запаянных банок с маслом в балластных цистернах, наполняемых водой при погружении, представляло массу неудобств, но с ними приходилось мириться, иначе «Акула» не могла бы идти так далеко...»

Из дока вышла (18) ноября. И сразу же отправилась в свой седьмой боевой поход. (18) ноября 1914 года «Акула» вышла в море с задачей патрулирования Данцигской бухты. Поздним вечером того же дня лодка зашла переночевать в Балтийский порт,откуда рано утром направилась в пролив Моонзунд вместе с портовым судном. На выходе лодка приняла метеосводку о том, что в Балтийском море сильный ветер, и вместе с портовым судном заночевала у Вердера. Одновременно пополнив запасы топлива и продовольствия с портового судна. С рассветом (20) ноября подводная лодка снялась с якоря и прошла Рижский залив, направляясь в Данцигскую бухту. (21) ноября в 07.00 подводная лодка пришла на параллель Мемеля и начала патрулирование у входа в Данцигскую бухту. В 18.00 «Акула» стала на балластины и погрузилась на ночь. С рассветом (22) ноября подводная лодка всплыла и пошла на вест, не опустив перископа. Идя в надводном положении, лодка обнаружила не установленный транспорт, который и атаковала 1 торпедой из надводного положения с не установленной дистанции. Транспорт обнаружил сначала торпеду, от которой уклонился, а потом и саму лодку, от которой ушёл. Транспорт был без флага, потому узнать, чей это был корабль, не представлялось возможным. К вечеру на море поднялось волнение и лодку начало сильно качать. Настолько, что начался разлив кислоты из аккумуляторов. Потому, дойдя до меридиана Стило, подводная лодка развернулась и пошла к южной оконечности острова Готланд, рассчитывая там укрыться от усиливающегося волнения. Подойдя ночью в район острова, «Акула» не нашла там никаких германских кораблей и пошла в район Форэ Готска-Сандэ с целью поиска германских кораблей там. Придя в район с рассветом, подводная лодка провела безуспешный поиск германских кораблей и снова никого не нашла. Во второй половине дня (23) ноября «Акула» пошла к Дагерорту с целью поиска противника там. В 14.30 сигнальщики обнаружили шедшую встречным курсом подводную лодку, и «Акула» срочно погрузилась для атаки. Но после осмотра поверхности в перископ было увидено, что другая подводная лодка также погрузилась. Потому «Акула» снова взяла курс на Дагерорт. Куда и пришла (24) ноября. В тот же день подводная лодка получила радиограмму с приказом вернуться в базу и пришла туда (25) ноября.

«...5 (18) ноября лодка вышла из Ревеля. Из-за свежей погоды и снежной пурги переночевала в Балтийском Порту, а утром следующего дня продолжила поход, на ночь став у маяка Вердер, чтобы из бидонов, взятых из концевых цистерн, пополнить запас машинного масла.

7 (20) ноября «Акула» вошла в Рижский залив, а 8 (21) ноября утром появилась перед Данцигом. Прокрейсировав вне видимости с берега целый день, на ночь стали в Данцигской бухте на десять связанных вместе балластин. Ложиться же на дно для отдыха и пережидания свежей погоды «Акула» не могла из-за неподходящих для этого образований корпуса. В море было очень свежо, балластины держали плохо, и под утро их осталось всего две — остальные оторвались.

9 (22) ноября, перейдя на норд-вест от маяка Хела, лодка около полудня встретила шедший с запада небольшой пароход. «Акула» погрузилась и пошла в атаку. Мина, выпущенная из носового аппарата, прошла под носом парохода, который, заметив ее пенистый след, бросился к берегу. Так как срок истек и задача обнаружить свое присутствие была выполнена, капитан 2-го ранга С. Н. Власьев всплыл в виду парохода на поверхность и пошел обратно. Предполагавшаяся перед Данцигом завеса из миноносцев и легких крейсеров противника обнаружена не была. Вообще, за все двое суток пребывания в неприятельских водах никаких судов не видели.

10 (23) ноября на обратном пути, находясь у острова Готланд, произвели пробное погружение, так как бидоны со смазочным маслом, взятые в концевые цистерны, нарушали дифферентовку, сильно затрудняя быстрый уход под воду. У Готланда тоже никакой германской завесы не оказалось, и море было совершенно пустынно. У острова Фарэ встретились с возвращавшейся с севера германской подводной лодкой — обе погрузились и мирно разошлись, торопясь домой.

11 (24) ноября «Акула» стала на якорь у Дагерорта, так как к Утэ пришлось бы подходить ночью, а в море было очень свежо, шел снег и не было уверенности в прокладке.

12 (25) ноября весь день простояли из-за снежной пурги, и только 13 (26) ноября лодка пришла в Утэ. Ввиду позднего времени года поход был проделан при тяжелых условиях плавания. Постоянная штормовая погода, снежная пурга, холод наверху и такой же — если не больше — холод и сырость в неотапливаемых помещениях внутри лодки, причем качка была настолько велика, что серная кислота выплескивалась из аккумуляторов.

14 (27) ноября «Акула» ушла в Люм, откуда вернулась 20 ноября (3 декабря)...»

 


Пояснения к географическим названиям

Виндава, порт в устье одноименной реки, Балтийское море (ныне г. Вентспилс, река Вента, Латвия)

Рижский залив, Балтийское море

Домеснес (ныне Колкасрагс, Латвия), мыс, Ирбенский пролив, Балтийское море

Аландское море (Оландсгаф, ныне Оландс-Хав) — условное название акватории у Аландских островов, являющейся южной частью входа в Ботнический залив Балтийского моря

Соэлозунд (ныне Соэла-Вяйн, Соэла), пролив, Балтийское море

Некмангрунд, банка и плавучий маяк, Балтийское море

Адмиралтейский бассейн, Ревельский (Таллинский) порт

Тахкона (ныне Тахкунанина, Тахкуна), мыс и маяк на северной оконечности острова Даго (ныне Хийумаа, Эстония), Моонзундский архипелаг, Балтийское море

Нижний Дагерорт (ныне Ристна), маяк, остров Даго (ныне Хийумаа, Эстония), Моонзундский архипелаг, Балтийское море

Утэ (Утё), остров с маяком (ныне в Финляндии), Або-Аландские шхеры, Балтийское море

Данциг, порт, Балтийское море (ныне — Гданьск, Польша)

Данцигская бухта (ныне — Гданьский залив), Балтийском море

Вердер (ныне — Виртсу), остров и маяк (ныне — полуостров), Моонзундский архипелаг, Балтийское море

Мемель (ныне г. Клайпеда, Литва), порт, Балтийское море

Стило, маяк и поселение на южном побережье Балтийского моря (ныне в Польше)

Готланд, остров (Швеция), Балтийское море

Форэ, остров (Швеция), Балтийское море

Готска-Санден (Готска-Сандён), остров (Швеция), Балтийское море

Хела (ныне Хель), маяк, Хельская коса (Польша), Балтийское море

Люм (ныне Лумпарланд), остров (ныне в Финляндии), Або-Аландские шхеры, Балтийское море